хью очень устал

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
11:56 

.

пусть уязвимей, но ближе (с)
Хаус - 1 сезон.
Учимся жить правильно.
Учимся не влюбляться.

02:02 

.

пусть уязвимей, но ближе (с)
лети нахуй.

00:13 

.

пусть уязвимей, но ближе (с)
Средняя линия отсчета за горизонтом
Где ни я, ни она, уже не имеем значений
Все стихи ей пишутся каким-то довольно жалким экспромтом
И, по итогу, не находят ни публики, ни применений.

@темы: она

23:08 

.

пусть уязвимей, но ближе (с)
Любить, динамить - все это неважно, если невозможно просто выдохнуть воздух из заполненных тобою легких. Я тебя так люблю, а тебе все равно. Я просто это знаю, просто знаю, что ты не придаешь всему между нами хоть каплю какого-то значения. После каждого нашего разговора я опустошена. Ты высасываешь из меня все, и я уже привыкла говорить с тобой настолько, что нереально трудно писать тебе. Не слышать голоса, и начинать дышать сбивчивее, не смеяться и не слышать смеха. И это действительно как морфинизм. Только твоянизм. В смысле наркомания, такая ослепительная, яркая, как софиты. Как стоять на сцене и рассказывать свой стих. И горько так, знаешь, спускаться со сцены и слышать "Вик, кому оно? Оно красивое, будто тебе не 15 а 50, и ты все знаешь о жизни". Это страшно.
Это привыкание. Оно тебя не пугает, потому что ты не испытываешь его. А я остро чувствую все минуты. И я знаю, что будет на этой неделе. Апатия. Нежелание вставать с кровати.
И это ничем не заменишь.
Это, блядь, декорации.

13:38 

.

пусть уязвимей, но ближе (с)
Меня снова разбудили с утра пораньше и теперь я готова убить практически любого. Мне хочется выебать весь этот мир в задницу и даже нет сил делать с матерью гаспачо, но я обещала. Рядом, палками от палатки, стучит Егор и у меня раскалывается голова, я ненавижу-ненавижу-ненавижу весь мир и Его в особенности, ну как можно писать "Моя любовь к тебе была безответна", только на основании того, что я не говорила, что люблю.
Если я убью его мне простят. Точно простят.

23:58 

.

пусть уязвимей, но ближе (с)
Кому теперь верить? Если, действительно, каждый может написать: "Знаешь, Вик, тут такое дело, я в девушку влюбился, мы встречаемся четыре недели, с тех пор как поссорились с тобой". И злости не хватает, и сил что ли.

19:40 

.

пусть уязвимей, но ближе (с)
есть же тазобедренные кости?
вот у меня от него где-то под ними так сладко-сладко ноет.
и сосет под ложечкой.

13:49 

.

пусть уязвимей, но ближе (с)
ты у нас такой дурак по субботам, али как?
поздравила Лёню.
ни спасибо, ничего.
а он ведь меня не поздравил. ладно, насрать

23:46 

.

пусть уязвимей, но ближе (с)
Мне страшно, ба. Правда очень страшно. Тебя просто не стало, но я отказываюсь это признать и, видимо поэтому, неспособна позвонить на этот номер. Неспособна заговорить с прабабушкой, потому что обязательно позову тебя к телефону. Неспособна прийти и увидеть хотя бы одну соринку на полу, потому что когда ты была не могло быть ни одной соринки. Не смогу никогда увидеть, как на нашей с ней кровати в зале спит кто-то другой. Пусть даже барышня отца. Да плевать кто это будет, это наше с тобой, понимаешь? Понимаешь... Ну конечно...ты все знала. Возможно не такая интеллектуалка как мать, зато родная. Зато всегда спрашивала, не хочу ли я фруктов или чего-нибудь в таком роде. Всегда предлагала мне сок и злилась, если я пила воду. И как это ни пафосно звучит 0 никогда тебя не увидеть является самым большим страхом моей жизни. Так же как дядю. Ну почему вы всегда умираете.
Ты там навернное с барсиком встретилась, да? Он ведь не держит на тебя зла. Уверена, не держит. Жаль только, что Егор тебя не знал, что отец не успел понять, какое ты скоровище. Он даже не полакал, когда звонил мне. Жестоко слишком просто написать смс "Бабушка умерла". Это слишком даже для такой сволочи как он.

00:31 

.

пусть уязвимей, но ближе (с)
Что у тебя теперь, детка, вместо обычных эмоций? Самолюбование или попытки заставить окружающих жалеть тебя? Может потому что ты выглядишь, как облезлая кошка, может потому я испытываю отвращение ко всем твоим истерикам? Я тебя собственно всегда люблю. Несмотря на это отвращение. Безумие, на которое, пожалуй, только я и способна. Просто ты смешиваешься в моей памяти с тем годом, когда я была нужна всем и сразу. Вернее я так думала. Хотя какая кому хрен разница, что я думала, женские домыслы - самое страшное оружие пытки.
Ты все еще помнишь, как мы познакомились? Я помню. Ты казалась мне волшебной и неземной. У тебя был аватар, в голубых тонах - я его до сих пор храню на компьютере, забавно, но это единственное, что я переношу на резервный диск, когда сношу систему и ставлю новую. Мы познакомились в декабре и разом нарушили все границы, которые когда-либо могли существовать между двумя девушками - мне это казалось сказкой. А потом, после того как ты приехала - ревность-ревность-ревность. Жгучая, острая, пламенная. Ревность, не дающая спать, дышать, есть. Я тогда из-за тебя одной похудела на несколько (5 или 6) килограмм. Из-за того, что видела в твоем дневнике о Фрёзе. Мне было плохо, я готова была разреветься у тебя на плече, но держалась, крепилась, что было сил. Всегда крепилась - в отношениях с тобой (да и со всеми остальными) я ничем иным не занимаюсь - только прикладываю неимоверное количество усилий, чтобы не закатить истерику, не сказать, что ненавижу тебя больше всего остального. Нет, потом Макса не стало. Вернее после того, нашего с тобой общего 14 февраля (я тоже помню те открытки, которыми нас наградили, когда мы прощались в метро, помню, как ты позвонила, сказала, что фотографии стерлись, что все потеряно, я вообще только кажусь сволочью).
А потом была эта. К которой я всегда буду тебя ревновать (ревновать ли?). Её зовут Лариса и она называет тебя "светлая". Никто не имеет права называть тебя не по имени, кроме меня. И я ненавидела её, и тебя, и всю вашу шайку. Ненавидела абсолютно все фотографии ваших гулянок. Ненавидела все её комментарии в твох альбомах и думала, что никогда не смогу с этим справиться. Я искала выход, выход из этих отношений, которые не нужны ни тебе, ни мне. В силу своего эгоизма, я искала выход, при котором люди жалели бы меня, а не тебя. Но такого выхода не было - ты ведь, блядь, меня по-настоящему "любишь".
Едва ли все твои смс правда. Едва ли ты действительно хочешь на мне жениться. Едва ли ты веришь, что у нас все с тобой еще может. Но почему, черт возьми, ты продолжаешь писать мне такие смс? Почему, не веря в их содержание, ты нажимаешь трагическую кнопку отправить на своей нокии. Почему, если вокруг тебя столько людей, столько твоих людей, что я не смогу просто так жить с осознанием, что ты не принадлежишь моему миру, а я не принадлежу твоему.
Все это ты тоже прочтешь, я почти уверена, что отправлю тебе копию, едва только опубликую это здесь. Только не злись - я два года копила в себе эту дурацкую правду.

@темы: правда

01:51 

19 условий.

пусть уязвимей, но ближе (с)
Если ломать, до конца.
Если жить, счастливо.
Если пить, колу.
Если есть, рагу.
Есть спать, с одеялом между ног.
Если слушать музыку, живую.
Если ехать тусоваться, на Болото.
Если убираться, одной.
Если идти гулять с Егором, на площадку перед домом Вовы.
Если звонить, класть трубку раньше чем человек ответит.
Если болтать по домашнему, не менее двух часов.
Если встречаться, с человеком, который не противен.
Если покупать, фотоаппарат, барабан.
Если играть, в лигу.
Если играть не в лигу, в самураев.
Если проверять, то её дневник.
Если расстраиваться, то из-за нее.
Если расстраиваться не из-за нее, значит глупость.
Если любить, то до извержения внутренних вулкано-связок, чтобы мало слов и много действий.

20:10 

пусть уязвимей, но ближе (с)
Меня нельзя трогать, никогда. Особенно, когда я вся такая нервная и взбешенная сижу на постели и кручу кольцо на большом пальце левой руки. Меня в такие моменты лучше не шевелить и не пытаться вытащить. Все, что нужно это вода и одиночество. Потому что памяти слишком много, а хочется от нее уже избавиться, как от ненавистного родимого пятна, или как от слишком большого количества родинок, у меня на теле 96 родинок. Большинство из них на плечах, руках, и спине. и при этом ни одной родинке на животе. Это родовое проклятье, ни у одной женщины из нашего рода нет родинок на животе. Есть на груди, но ни одной родинки нет ниже. Ниже атласная ткань. Белая, которая никогда не загорает, никогда не сгорает, хоть ты пролежи 4 часа на спине, живот не станет даже чуть загорелым..
Мой род это две женщины, плакавшие только единожды в жизни - когда умер дядя. И все.

Самое страшное происходит сейчас - ничто не приносит покоя. Даже сон. Только еда и одиночество, такое тихое и тянучее. С вылазками в детские городки, где невинные существа думают только о том, как бы убежать подальше от озадаченных родителей. Они такие забавные, бегают туда-сюда. А я сижу, как старая вдова, смотрю на них и плачу, у меня нет ни детей, ни детства.

14:43 

/

пусть уязвимей, но ближе (с)
И когда вся жизнь уложится в коробку с нитками и прочими ненужными мелочами, можно будет уйти. Не путаться в словах и показаниях, просто уйти. Сбежать в большую жизнь с одним фотоаппаратом и клавиатурой. Ну, я же тоже уже взрослая, все дела.

15:07 

пусть уязвимей, но ближе (с)
Господи Боже. Мир от нее рушится. Ломается. Падает.
Я исчезаю в этом постоянном нежелании что-либо еще знать, во что-либо кроме верить.
Единственный выход - дочитать Мартину.
Не хочу ни во что верить. Я нечто невесомое и невидимое как палочки в волосах гейши. Я схожу с ума без всяких сигарет и прочей ненужной ерунды, потому что любить кого-то это слишком сложно, потому что из всех моих чувств ты варишь варенье, или гонишь самогон. Я ведь тебя по-настоящему. Хотя я для тебя, как для Гриши всего лишь игрушка. Физические отношения гораздо проще моей любви. А я рассыпаюсь хрустальными осколками по бетонному полу зала. В мире жара, а для меня даже в бане холодно, потому что я как банка кока-колы, стоящей тут на столе рядом со мной. Меня по-любому ставят в холодильник. Какого черта мне приспичило влюбиться именно в тебя? Почему ни с кем ничего не получается кроме тебя, почему тогда с тобой тоже ничерта не выходит. Мне похуй, как вы это назовете с Лирой - можете назвать это пафосной хуитой. Насрать. Правда насрать. Потому что я уже не жива, я не улыбалась с 6 июля. Не улыбалась искренне, не радовалась ничему. А чему, мать вашу, радоваться? Если моральные отношения с тобой загинают меня. Чему радоваться...
Нечему радоваться.
Потому что ты тоже уйдешь.
Не важно когда, через год, через месяц или через пару секунд после прочтения вот этого.
Ты уйдешь - ты сам заставил меня жить с этой мыслью. Сам научил тому, что докуришь последнюю сигарету и уйдешь. Потому я так боюсь, когда ты куришь. Плевать, что ты тогда сказал об этой сигарете образно, я все равно взрываюсь.

14:54 

заметка

пусть уязвимей, но ближе (с)
буду ли я снова плакать, перечитывая "неверность"

14:47 

;

пусть уязвимей, но ближе (с)
Вот есть что-то в жизни. Период такой, когда обязательно надо, чтобы все было хорошо. Чтобы не было лишнего, а Гриша явно лишний. Нет, не потому что он влюблен, не потому что мне не подвластно такое чувство, а потому что это показуха. Не люблю такое... Это явно лишнее, лишние все его выходки. Абсолютно все лишнее настолько, что хочется закрыться дома и ничего, ничего не делать. Не видеть и главное не знать.
О Стефане. Стефан похож на моего друга детства, его зовут Рим. Рим сейчас ростом приблизительно два метра и он не красив, но стоит ему улыбнуться, и лицо его чудесным образом преображается. Я люблю, когда вот так. Резкий контраст, все изменилось благодаря улыбке. Я люблю Рима чистой и светлой любовью. Очень люблю. Он высокий, и мне никогда не дотянуться до него. Возможно именно из-за этой ассоциации я позволяю Стефану писать мне эсэмэски и выводить себя из равновесия резкой переменой.
Здесь, в Белебее, все гораздо хуже чем в Москве, потому что все знают друг друга и скрывать правду невозможно.
Бабушка умерла.
К этому никаких комментариев нет.
Сцены из жизни Интернациональной без воды:
Вика спокойным шагом прогуливается до машины, которую моет Рим, внимательно оглядывает и говорит:
- Это тебе столько воды надо чтобы машину мыть?
Рим, протягивая Вике ведро и улыбаясь:
- Давай стравним методики.
- Нет, дорогой, прости. Я забыла дома купальник.
Мы оба хохочем как идиоты.

18:17 

терпеть;

пусть уязвимей, но ближе (с)
читаю любовницу, смотрю новости, боже, как страшно жить на свете. не дай мне бог быть вот так же.
может стоит гораздо раньше это начать? я ведь так и не смогла нормально полюбить
не разубеждайте, нельзя, чтобы я в это верила

11:46 

пусть уязвимей, но ближе (с)
Ты есть, ты есть, ты есть. Ты есть. Ты есть. Ты есть. Ты есть. Ты есть.
Ну пожалуйста. Давай ты есть. Давай ты не ушел на небо. Пожалуйста. Без тебя так трудно. Без тебя я лью слезы с поводом и без. Ну пожалуйста, давай ты есть в моей жизни, давай не будет ремонта, и мы переделаем твою комнату. Давай? Я готова простить Катю. Я готова простить кого-угодно. Даже Бога. Только пожалуйста. Давай ты будешь как раньше приходить с работы и мыть ноги. Жарить пельмени на сковороде и всегда прятать меня от матери. Громко целовать в ухо и называть "цыпа". Пожалуйста. Я готова за это всё отдать. Только бы быть рядом с тобой.
Бог не может быть такой бессердечной сволочью, и оставить меня без тебя. Я живу уже целых два года, без тебя совершенно. Это будто ежедневная пытка, каждый раз, когда я тебя вспоминаю, мне кажется будто я что-то напутала и ты есть. Ты есть. Ты есть.

11:36 

поздравляю - весна;

пусть уязвимей, но ближе (с)
Вот ты сидишь на информатике. Щелчок, и тебя уже нет. Будто кто-то спугнул в тебе душевную птицу. И ты не знаешь, как нужно поступать дальше и на какой конкретно урок идти.Я всюду пишу черными гелевыми ручками, и видно, как моя жизнь из синей (больше даже голубой) шариковой ручки превращается в пятимиллиметровую линию черной гелевой ручки, которая, по-моему мнению, тоже имеет отношение к тому, что я ныне в состоянии аффекта сижу совершенно одна и слушаю Сплин впополам с Moby. А он там фотографируется для альбома, где я никогда не буду разглядывать именно его фотографию. Я втихую, и даже по большей части сама с собой - целую кому-то щеки. У нас в Москве холодно. Ветер пробирает насквозь. В такие моменты даже солнце неприятно. Волосы растрепались так сильно, что я, в беспамятстве практически долетаю до школы со скоростью, превышающей скорость обычных бегунов на короткие расстояния. А еще в школе я почти засыпаю. От скуки и усталости. Нежелания делать что-то. Потому что слишком скучно и потому что действительно устала. Я будто бы потерялась где-то между новым годом и старым. Или осталась в лете. Боже, как я хочу лета. Быстрее бежать отсюда. Иногда мне кажется, что я сорвусь, вбегу в поезд, что тормозит на Казанском вокзале и отъезжает в мою личную страну чудес в 10:07 и 17:09. Я помню это время, потому что там, на рельсах я все будто-бы оставляю, становлюсь чище и лучше на целых три месяца. Целые три месяца чистого, едва ли не детского счастья. И, несмотря на то что мне уже около 16 лет (Тань, помнишь, мы когда в Шанс и Семейку играли выбирали 16 или 17, что мы будем выбирать, когда нам станет 17? Я думаю 13 ^ ^). Я хочу в страну чудес. Хочу в Белебей. Быстрее. Тань, обещай что мы найдем какую-нибудь тупую работу, и будем получать совсем маленькие деньги. Поработаем месяц и забьем? ^^
В общем-то, что хотела сказать: Я живая и настаиваю на цианистом калие. У меня нет собственных мыслей, вернее я их слегка побаиваюсь.

22:42 

пусть уязвимей, но ближе (с)
девочка падающая в пустоту, и ощупывающая эту самую пустоту руками, как неизвестную доселе субстанцию полную мглы и какого-то неимоверно-чужого счастья, которое ей и не принадлежало никогда. девочка, грызущая тыквенные семечки вместо обедов, завтраков, ужинов и теперь вместо твоих объятий. девочка, попсеющая с каждым дневником, с каждым выходом в люди, с каждым внеочередным вдохом кислорода в сердце, а не как планировалось в легкие.
девочка, запутавшаяся не просто в чужой душе, но уже даже в своей - потерявшая все тропинки к запасному выходу.

главная